Путешествие по Борнео. Часть 5. Капит и лонгхаузы.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Путешествие по Борнео. Часть 5. Капит и лонгхаузы.

Переночевав в отеле города Сибу, в 5 утра мы уже были на пристани, чтобы двигаться к следующей цели нашего путешествия – городку Капит.

Самый простой путь добраться до Капита – это по реке, и в 5:45 мы уже плыли в сторону этого местечка. Путь занял около 3-х часов, и последний час, после остановки в местечке Сонг, я провел на крыше лодки, наслаждаясь видами вокруг. Именно тогда я впервые увидел традиционные длинные дома местной народности, ибанов — лонгзхаузы.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Прибыв в этот небольшой городок мы позавтракали, обошли пару кварталов и обнаружили китайский отельчик New Rejang Inn, упоминавшийся в Лоньке. Цена за ночь в чистом номере с кондиционером, горячей водой и интернетом составляла 68 ринггит, и это нас устроило.

Теперь оставалось решить самый главный вопрос – как попасть в лонгхаузы, ради которых и затевалась вся поездка сюда? Проблема решилась далеко не сразу. После долгих разговоров в различных отелях с хозяевами, мытарств по городу и звонков гидам по телефонам, указанных в Lonely Planet, мы поняли, что искать гида надо на рынке. И вот мы в очередной раз вернулись на рынок.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

На рынке, как, впрочем, и во всем городке, торговали в основном представители народности Ибан. Их также называют даяками, но даяк – это общее название народностей населяющих территорию юго-западную часть Борнео и индонезийской части острова Калимантан. Ибаны отличаются своими татуировками, в особенностью на шее, а также тоннелями в ушах, оставшимися от тяжелых серьг. Но этим отличается в основном старшее поколение. Молодёжь уже не так чтет традиции своих предков.

Итак. Мы на рынке. Ну и что делать дальше? К кому идти? Пришлось применить проверенную в поездках технику «торговли лицом». Встаем на видном месте, делаем растерянное лицо глупого белого и ждём, когда кто-нибудь подойдёт и предложит помощь. И через пару минуту сработало! К нам подошёл товарищ, который спросил, чем он может помочь нам. Мы спросили, может быть он знает человека, который мог бы отвезти нас в лонгхауз? На что он ответил, что его зовут Джошуа, и он как раз и есть тот самый человек, и даже упоминается в Лонли Плэнет! После этого он пригласил нас в свой «офис», который представлял из себя столик на рынке по навесом.

Вообще, этот Джошуа вначале насторожил меня. Как-то быстро он нарисовался и сразу оказался тем, кто нам нужен. К тому же, мы то знаем, что в Лоньке он не упоминается. Но, как выяснилось позже, мои опасения были совершенно напрасны. Нарисовался так быстро он потому, что это его работа – сидеть на рынке и ловить туристов, чтобы отвезти к ибанам. А в Лоньке он действительно упоминается. Только не в нашем новом издании по Борнео, а в старом, по Малайзии, Сингапуру и Брунею, в чем мы впоследствии смогли убедиться.
Джошуа предложил нам два варианта поездки в лонгхауз – с ночевкой и без. Взвесив все «за» и «против» мы решили всё-таки не ночевать в лонгхаузе и вернуться вечером в Капит.

Итак, Джошуа обещал заехать за нами в отель в полдень, а также сообщил, что вместе с нами в лонгхауз поедет ещё одна пара из Германии. Мы отдали за тур 390 ринггит за двоих (около 120 долларов) и немного прогулялись по рынку.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Борнео, Саравак, Капит.

После рынка мы успели попить кофе, запастись водой и встретить по дороге в отель двух белых с рюкзаками. Думаю, не стоит говорить, что это и были те самые немцы, с которыми нам предстояло провести день.

Примерно в 11:50 Джошуа заехал за нами, мы снова поздоровались с ребятами, и выехали. По дороге Джошуа попросил остановить у магазина, объяснив, что не успел купить всего необходимого. Вернулся он через 5 минут с шестью банками китайского пива Tsingtao, с которым я познакомился ещё лет 8 назад при первой поездке в Пекин, и продолжил спустя целых 7 лет в Гонконге. После Кота Белуда в Саба, где пиво достать было невозможно, меня порадовал тот факт, что в Сараваке эта проблема оказалась решаемой. Джошуа (который, надо сказать, недолюбливал китайцев за то, что они прибрали весь бизнес в Капите к рукам, да к тому же Лонли Плэнет упоминает их как гидов по лонгхаузам, а не его, настоящего ибана) сказал, однако, что китайское пиво отличное (это мы и так знаем) и очень дешевое. Действительно, позже выяснилось, что банка пива 0,33 стоила всего 3 ринггита. Напомню, что бутылка 0,67 самого дешевого пива в 7/11 в Кота Кинабалу в первый день нашего приезда на Борнео обошлась мне в 14 ринггит. Саравак начинал мне нравиться всё больше!

Джошуа раздал всем пиво, и мы поинтересовались у него, не слишком ли рано для этого? На что он ответил, что для пива рано – это утром. А сейчас уже больше, а значит уже день. Мы все, включая водителя, открыли пиво и ехать стало значительно веселее, и вскоре меня уже перестал волновать тот факт, что водитель одной рукой переключает передачи, а в другой у него банка с пивом.

Вскоре Джошуа стал заметно общительнее и проявил очень хорошую осведомлённость о прошлом и настоящем России. Он выяснил у меня, жив ли до сих пор Горбачев, когда умер Ельцин, спросил о катастрофе Сухого в Индонезии, рассказал о том, что всё равно эти самолеты лучше, чем аэробусы, и вскоре переключился на рассказы о жизни миллионеров с Борнео, какие у них вертолеты и какие дома и за сколько они строят. Ну и, конечно же, воспел нам о русской водке! Оказывается, мы были у него не первыми туристами из России, и предыдущие экскурсанты распили с ним бутылочку этого обжигающего напитка. Я тут же пожалел, что фляжка с водкой из Москвы осталась в отеле. Порадовал бы мужика.

И вот так, за разговорами, 40 минут поездки пролетели совершенно незаметно, и мы приехали в на место. Лонгхауз, в который мы приехали был довольно старым, около 80 лет, и был, что называется, классическим. В длину он был около 70 метров, и, как и все лонгхаузы ибанов, стоял на сваях.

Ниже можно посмотреть мой виртуальный 3d-тур, из которого станет понятнее, что представляет из себя лонгхауз и как там всё устроено:


 

Площадка перед входом (а точнее входами, которых было несколько) местами была завешана постиранными вещами, а под крышей разместились спутниковые тарелки.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Всё-таки невозможно представить современную жизнь без телевизора даже в таких местах. У нас уже была возможность наблюдать спутниковые тарелки в туристически-ориентированной деревне в Лаосе, а теперь вот и тут. Что интересно, электричества в лонгхаузе не было. Только вечером, с наступлением темноты, включался генератор. И это не смотря на то, что электрические провода проходят рядом.

На улице людей не было видно, было жарко, и все немногочисленные жильцы, которые находились в тот момент в лонгхаузе, прятались от его жарких лучей внутри, в основном, в общем коридоре, где и протекает вся общественная жизнь этой прекрасной «коммуналки»:

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Джошуа усадил нас в этом коридоре на стулья, сам уселся вместе с единственным местным молодым парнем напротив (во время нашего присутствия здесь были в основном старики, женщины средних лет и дети), и рассказал немного про ибанов и их быт, а также сообщил, что мы можем ходить везде, но не заходить без него в комнаты жильцов.

Не смотря на то, что мы были «оплаченными» гостями в этом доме, чувствовали мы себя немного скованно, боясь обидеть какими-либо своими действиями хозяев.

Минут через 10 Джошуа пригласил нас отобедать чем бог послал. Из коридора мы прошли в комнату, в которой жила одна из семей (тот парень, что сидел вместе с Джошуа был как раз из неё). Эта комната представляла собой гостиную и спальню одновременно. Здесь было только одно окно, со стороны коридора, и свет попадал сюда в основном через него и через щели в крыше. На стороне, противоположной коридору, была дверь во вторую комнату, а точнее кухню, куда нас и проводили.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Здесь было уже посветлее, так как единственное окно здесь выходило уже на улицу. Слева мы увидели небольшую дверь, ведущую, как выяснилось позже, в туалет.

На обед нас угостили традиционным рисом, какими-то жаренными овощами с ботвой и жареной свининой. Причем это была не просто свинина, а дикая бородатая свинья, убитая на охоте пару дней назад. Надо сказать, весьма вкусная. Позже, в национальном парке Бако, мы видели таких свиней, но те что в Бако по совам Джошуа, не вкусные, так как пьют соленую морскую воду. А эти пили исключительно пресную.

К свинине нам было предложено рисовое вино, которое за все наши предыдущие путешествия по Азии нам так и не удавалось попробовать. Вино было довольно приятное, около 12 градусов. Хмелеешь от него практически моментально, но и отпускает оно тоже быстро. Собственно, на этом вине, позволяющем расслабиться и усиливающем все коммуникативные навыки, и было построено дальнейшее наше пребывание в лонгхаузе и общение с неговорящими по-английски ибанами.

Во время обеда Джошуа много рассказывал о культуре ибанов и, естественно, о их старой привычке отрезать врагам головы и съедать всё остальное. Да, действительно, юноша не мог жениться на понравившейся ему девушке, пока не принесет её семье голову убитого им врага. При этом врагами считались все, кроме соплеменников. Сколько людей было убито и съедено предками этих милых людей можно только догадываться.

В коридоре лонгхауза, под потолком, висят люстры, напоминающие о свирепом нраве этих людей:

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Борнео, Саравак, Капит.

Что интересно, такие «элементы декора» здесь соседствуют с христианскими символами.

Жизнь здесь текла однообразно и неторопливо. Кроме дядьки с деревяшками никто ничем больше не занимался. Старики дремали, женщины сбились в кружок и трепались. Учитывая, что в этом лонгхаузе живёт 26 семей, народу было очень мало. Видимо, лонгхауз живет либо за счет доходов от туристов, либо молодёжь, которой не было видно здесь, работает в городе и кормит своих родственников.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Перед поездкой я где-то читал, что ибаны делают себе татуировку на шее, после того как отрежут первую голову врагу, и в ещё в Капите меня немного пугало такое количество убийц в городе – все мужчины старшего поколения имело такую татуировку. Но Джошуа развенчал этот миф. Оказывается, такую татуировку мальчик получал в возрасте, когда ему пора было жениться. Но что-то мне подсказывает, что и эти милые дедушки отчаянно резали головы в молодости:

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Борнео, Саравак, Капит.

Мы взяли ещё бутылочку вина и Джошуа провел нас в комнату, где живет семья вождя (самого вождя в лонгхаузе на тот момент не было. Там мы расположились прямо на полу и изрядно поднабравшийся к этому времени Джошуа продолжил свои байки. Жена вождя в это время сидела рядом в кресле и не обращала на нас никакого внимания. В комнате, помимо телевизора и огромных колонок, присутствовал английский фарфор и портреты предков.

Из гостиной вела лестница на второй этаж. Раньше здесь были женские спальни, но сейчас это помещение использовалось как чердак. Здесь было темновато, пыльно и очень душно. Повсюду лежали старые шляпы, ножи, садовый инвентарь и прочая рухлядь. Крыша находилась сразу над головой, но при этом позволяла встать в полный рост. Не представляю, как в такой духоте здесь раньше спали женщины, но через 5 минут пребывания мы были полностью мокрые.

Борнео, Саравак, Капит.

Поскольку Джошуа сказал, что мы можем ходить где угодно, мы выяснили у него, где находится речка, про которую он говорил, и отправились туда. Речка оказалась прямо у лонгхауза. Натуральная переплюйка. Однако, через некоторое время к речке спустились два товарища с торбами, спустили на неё лодку и отправились куда-то вниз по течению. Правда, сами они шли вброд, а в лодке лежал их скраб.
Как только жара спала, жильцы дома стали выползать на улицу. Женщины снимали высохшее бельё. Дети же просто резвились, обрадованные внимание со стороны заезжих.

Борнео, Саравак, Капит. Борнео, Саравак, Капит.

Борнео, Саравак, Капит.

Нас снова пригласили в дом где накормили ужином, состоящим из той же свинины, овощей, риса и вина, после чего нам с Ирой надо было возвращаться в Капит, а немцы остались за столом ожидая, пока им приготовят постель в гостиной.

По дороге обратно Джошуа не был многословен. Он неплохо поднабрался вином за эту поездку и его клонило в сон, но он вс же не давал нам скучать, продолжая рассказывать байки из жизни ибанов. У нашего отеля мы тепло попрощались и договорились выпить кофе на следующий день перед нашим отъездом в Сибу.

Спать нам ещё не хотелось. Мы оставили вещи дома и решили немного прогуляться. Но, как и все городки Борнео, с наступлением темноты Капит стал засыпать. Мы посидели в китайской кафешке, где я выпил большую бутылку Tsingtao за 7 ринггит, и отправились спать.

На следующее утро мы зашли на причал и купили билеты на лодку в Сибу, после чего обошли достопримечательности Капита, отмеченные в Лонли Плэнет, но ни старый форт, ни пруд, ни центральная площадь не произвели на нас никакого впечатления. После этого мы заглянули на рынок, чтобы попрощаться с Джошуа, а в 11:30 мы уже плыли в сторону Сибу.

Найдя в Сибу нужную нам маршрутку, мы добрались до аэропорта, откуда и продолжили наше путешествие по Борнео, перебравшись таким образом в столицу штата Саравак, город Кучинг.

Ранее: Путешествие по Борнео. Часть 4. Кота Белуд.
Далее: Путешествие по Борнео. Часть 6. Кучинг.

Все записи по теме «Путешествие по Борнео»


Также рекомендую прочитать:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *